kouzdra (kouzdra) wrote,
kouzdra
kouzdra

Categories:

"Тогда стало бы слишком темно… слишком темно…"

Тут вспомнили Мэлори и артуриану - а там же (от мэлори до твена и уайта) структура выдержана - и финал конечно мрачняк. Беззаботные приключения круглостольных рыцарей - в тч похождения придурков из "Царицы воздуха и тьмы" - доставляют неимоверно - хотя кажется у Уайта чуть не единственный случай в литре когда носителями жестокости являются дети - малолетний Мордред и ко на фоне сэра Паломида и проч выглядят - ну малоаппетитно. Хотя очень реалистично. И в общем - предвещяют.

Но заканчивается все во всех версиях тьмой.

По странной ассоциации вспомнилась концовка книжки Конрада - которую протупил совершенно Коппола в своем "Апокаляпсисе щас" (в сценарии эта сценка была кстати - и она ж критически важна для книжки - там все точки над i расставляются).
– Я был с ним до конца, – сказал я дрожащим голосом. – Я слышал его последние слова… – И в испуге я умолк.

– Повторите, – прошептала она надрывающим сердце голосом. – Мне нужно… мне нужно что-нибудь… что-нибудь… чтобы с этим жить.

Я чуть было не крикнул: «Да разве вы не слышите?» Сумерки вокруг нас повторяли это слово настойчивым шепотом, – шепотом угрожающим, как первое дыхание надвигающегося шквала: «Ужас! Ужас!»

– Последнее слово… чтобы жить с ним, – настаивала она. – Поймите, я его любила, любила, любила!

Я взял себя в руки и медленно проговорил:

– Последнее слово, какое он произнес, было ваше имя.

Я услышал тихий вздох, а потом сердце мое замерло, перестало биться, когда раздался ликующий и страшный крик, крик великого торжества и бесконечной боли.

– Я это знала… была уверена!..

Она знала. Она была уверена. Я слышал, как она плакала. Она закрыла лицо руками. Казалось мне, что дом рухнет раньше, чем я успею выбежать, казалось, что небеса обрушатся на мою голову. Но ничего не случилось. Небеса из-за таких пустяков не рушатся. Интересно, обрушились бы они, если бы я был справедлив и отдал должное Куртцу? Разве не говорил он, что требует только справедливости? Но я не мог. Не мог ей сказать. Тогда стало бы слишком темно… слишком темно…

Марлоу умолк. Неясный и молчаливый, он сидел в стороне в позе Будды, погруженного в созерцание. Никто не шелохнулся.

– Мы прозевали начало отлива, – неожиданно сказал директор.

Я поднял голову. Черная гряда облаков пересекала устье, и спокойный поток, ведущий словно к концу земли, струился мрачный под облачным небом – казалось, он уводил в сердце необъятной тьмы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments