kouzdra (kouzdra) wrote,
kouzdra
kouzdra

Category:

Кажется не все у нас читали класскика:

СЦЕНА 7

Французский лагерь под Азинкуром.

Входит коннетабль Франции, Рамбюр, герцог Орлеанский, дофин и другие.

Коннетабль: Да! Лучше моих доспехов нет на свете. Хоть бы скорее рассвело!

Герцог Орлеанский: Доспехи у вас превосходные, но отдайте должное и моему коню.

Коннетабль: Это лучший конь в Европе.

Герцог Орлеанский: Неужели никогда не наступит утро?

Дофин: Вы, герцог Орлеанский, и вы, великий коннетабль, толкуете о лошадях и доспехах…

Герцог Орлеанский: Вас-то не перещеголяет ни конем, ни доспехами никакой принц.

Дофин: Как тянется эта ночь! — Я не променял бы своего коня ни на какое животное о четырех копытах. Ca, ha! Он отскакивает от земли, словно мяч, набитый волосом: le cheval volant, Пегас, qui a les narines de feu. Когда я скачу на нем, я парю над землей; я сокол; он несется по воздуху; земля звенит, когда он заденет ее копытом. Самый скверный рог его копыт поспорит в гармонии со свирелью Гермеса.

Герцог Орлеанский: А мастью — прямо мускатный орех.

Дофин: И горяч, как имбирь. Настоящий конь Персея. Он весь — воздух и огонь, а тяжелые стихии — земля и вода — проявляются в нем, лишь когда он терпеливо стоит, готовый принять в седло всадника. Да, это конь, а все остальные лошади перед ним — клячи.

Коннетабль: В самом деле, принц, это самый лучший, самый прекрасный конь в мире.

Дофин:Он король скакунов; его ржание звучит как приказ монарха, и его осанка внушает почтение.

Герцог Орлеанский: Довольно, кузен.

Дофин: О нет! Кто не сможет воспевать моего скакуна с пробуждения жаворонка до отхода на покой ягнят, тот попросту глуп. Эта тема неисчерпаема, как море. Стань каждая песчинка красноречивым языком, всем им хватило бы разговоров о моем коне. Он достоин того, чтобы о нем размышлял король, чтобы на нем скакал король королей. Весь мир, ведомый нам и неведомый,45 должен был бы бросить все дела и только восхищаться им. Однажды я написал и его честь сонет, который начинается так: «Природы чудо…».

Герцог Орлеанский: Я слышал один сонет, написанный кем-то своей возлюбленной; он начинается именно так
Но все-таки от самого лошадинного сонета великий Вильям Ш нас уберег
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments